Здравствуйте, Гость ГостьВход

Старинные свадебные традиции

 

Девушка не хочет выходить замуж в Н.НовгородеЖизнь человека традиционно делилась на несколько этапов. Вершиной жизненного пути являлась свадьба. Только пройдя ее, можно было перейти в следующий этап. Особенно это было важно для тех, кто приблизился к совершеннолетию. Вот почему умершую, не успевшую выйти замуж девушку было принято хоронить в свадебном наряде. Такая практика сохранилась и до сих пор. Насколько значимо это событие в жизни человека, говорит и то, что во многих местах России в качестве крестильной пеленки использовали нарядную венчальную отцовскую рубаху. Часто она служила многим поколениям. Рубаху шили из льняного полотна, делали длинную — ниже колен, со специальными вставками подмышками — “ластовицами” — и отделывали вышивкой и кружевами.

Сегодня свадьба сводится к регистрации в 3АГСе или во Дворце бракосочетания и праздничному застолью с приглашенными гостями. В последнее время все больше и больше браков освящается в церкви. Раньше же участниками такого мероприятия становилась вся деревня, а то и две, если молодожены были из разных деревень. При этом каждый участник знал свое место, свои обязанности, а нарушения их могли навлечь большую беду не только на новобрачных, но и на всех остальных. Недаром в то время говорили не “справлять”, а “играть свадьбу”. Это очень точное словосочетание. Её именно играли, эпизод за эпизодом, и каждый ее участник четко знал свою роль, стараясь исполнить ее как положено. Она в определенной мере носила театральный и развлекательный характер. Однако надо помнить, что это лишь внешняя сторона, за каждым действием скрывался глубокий смысл.

Значительная территория расселения русских и длительное проживание в контактных зонах с другими этносами, а также и многие другие факторы оказали влияние на разнообразие проведения обряда. Старые люди говорили: “В каждой деревне своя мода”. И действительно, во время экспедиции, идя из деревни в деревню, все время узнаешь о новых и новых особенностях культуры. Отличаясь большим разнообразием и множеством региональных особенностей, русская свадьба сохраняла обязательную, общую для всех мест структуру. Она включала в себя нескольких основных эпизодов:

  • сватовство,
  • богомолье,
  • рукобитье,
  • сговор,
  • баня,
  • девичник,
  • мальчишник,
  • утро перед венчанием,
  • венчание,
  • встреча молодых,
  • свадебные пиршества.

К концу XIX века в праздничном обряде в одних районах эти эпизоды четко следовали один за другим и фиксировались определенным временем проведения, а в других — могли объединяться, и тогда один эпизод включал несколько действий, названия которых менялись. В основном это относится к этапу, предшествующему самой свадьбе. Задолго до неё, а ни у кого не было сомнения, что она должна быть обязательно, мать девочки начинала постепенно готовить ей приданое. С 9 лет, а то и раньше, девочка уже помогала матери прясть и ткать. В 13—15 лет она должна была себе сшить первую рубаху, а затем уже все время заниматься подготовкой приданого: за 2—3 недели приданое подготовить не успеешь. Как правило, в него должны были входить вещи, которые женщина будет носить 10, а то и более лет.

У девушек среднего состояния было до десяти и более рубах, до десяти сарафанов (холщовых и ситцевых), их хватало лет на 10. Количество и ценность приданого зависели не только от состоятельности семьи, но и от мастерства невесты и ее матери. Кроме нательного белья и платья, в приданое обязательно входила постель, столешники (скатерти), полога, насундучники, полотенца, наквашники (покрышки на квашню), холст, пестрядь, из которых будущая мать должна была обшивать свою семью.

Торжества проводились в основном зимой, в период между двумя постами: Рождественским и Великим, от Крещения до Масленицы, но были свадьбы и осенью, до Филиппова поста, и реже — летом, перед Троицей, до Покровского поста. Зимой местом знакомства молодежи были посиделки, беседы, вечеринки, куда девушки приходили с рукоделиями, а с приходом парней устраивали игры. Знакомились и во время праздников, на гуляньях, в церкви. Знакомство — знакомством, а выбор все же оставался за родителями. Старые люди говорили: “Родительская воля была сильна. Против воли не шли”.

 

Сватовство

Свадебный сговор в Нижнем НовгородеСватами были кто-либо из родных — крестная, дядя, или близкие знакомые, но могли пригласить и профессиональную сваху. Часто свататься ходил жених со своими родителями. День сватовства выбирали специально. Свататься не ходили в понедельник или в день, когда “предмет” какой знали (например, в день, когда умер кто-либо из родных). Шли обычно вечером.

Чтобы сватовство прошло удачно да и не затянулось, прибегали к разным “хитростям”. Например, сваты одевали разные сапоги или валенки. Входя в дом предполагаемой невесты, сваты за матицу не заходили, садились на продольную лавку под полатями. Сваха, войдя в дом, запирала замок, который приносила с собой и держала в руке или в кармане, садилась на свои рукавицы, а в некоторых местах сваха сразу же садилась на помойную кадушку. Подруги девушки, желая выдать ее замуж, когда сваты только постучали в дверь, выкидывали сапог или веник, а затем объезжали на кочерге вокруг дома.

Переступив через порог, сваты начинали разговор особым приговором. В Андреапольском районе Тверской области вели такой разговор: “Мы приехали не лапти плесть, а родню завесть”. Отец девушки отвечал: “Не знаем, как наша дочь, в каком она согласии”. В Нейском районе Костромской области можно было услышать следующее: “Нет ли у Вас телочки продажной?” — “Есть телочка, да больно молода!” — “Вот и хорошо, нам и нужна молоденькая!”

Часто сваты не сразу получали ответ от родителей. В тех случаях, когда не было отказа, но еще не было и положительного решения, сваты и родители невесты, не проходя к столу, символически угощали друг друга водкой, то есть не пили, а только подносили к губам. И лишь получив согласие, после второго, а то и третьего приезда, сваты выставляли на стол привезенную с собой еду и угощали возможных родственников, а затем на стол выставляли угощения хозяева дома.

Следует заметить, что еда, угощения на свадьбе играли не последнюю роль. Каждое действие заканчивалось определенным угощением. Совместная еда, еда за одним столом как бы скрепляла, фиксировала новый союз людей и, напротив, запрет на еду шесте, за одним столом, разъединял этот союз. Эти представления и правила, имевшие очень древние корни, можно наблюдать и в наше время. И сейчас стараются пригласить всю родню обеих семей. Это и знакомство двух родов, и признание новой, молодой семьи. Раньше еда использовалась не только как угощение, вставляемое на стол, но и в качестве атрибутов при совершении различных обрядовых действий, которых в целом было очень много. К еде, ее роли мы еще не раз будем возвращаться.

На другой день после сватовства родители юной особы или кто-нибудь из ее родственников могли поехать смотреть дом жениха, особенно если он был из другой деревни.

После осмотра дома можно было еще отказаться от женитьбы. Ну, а если невеста была из другой деревни, а парень с ней и не знаком, в доме девушки устраивали “сиденье” или “смотрины”. Приехавшую родню обязательно угощали, да и те привозили с собой угощения. Молодая за стол не садилась, а раз пять выходила к столу, и каждый раз — в новом наряде. Одежды свои показывала. И вот обе стороны пришли к согласию, назначили день богомолья и рукобитья — так назывались эти обряды в одних районах, или "сговора", или "пропоя" — в других. Часто говорили: “Рукобитье — это та же свадьба”. После рукобитья уже не отказывали, а если и отказывали, то расходы делили пополам.

 

Рукобитье

Отправляясь на рукобитье, родители жениха брали с собой угощения, чаще это были хлеб, блины, кулебяки, мясо, яйца, кисель, вино или водка; а родители невесты к рукобитью готовили курник с гречей, блины, яичницу. На столе при всем разнообразии угощений обязательно лежал хлеб или другое выпеченное изделие. Во время рукобитья родители (отцы) девушки и парня “били по рукам” — не голыми руками (а то молодые всю жизнь будут жить бедно), а в рукавицах или обернув руки в полы шуб. В некоторых районах били пирог о пирог или разламывали пирог пополам, или сваха трижды обносила вокруг их рук хлеб с солью и икону. В некоторых случаях пироги, которыми ударяли один о другой, отдавали свату, а последний отвозил их будущему супругу и выкладывал на стол в знак того, что рукобитье состоялось. Заключительным угощением на рукобитье было взаимное угощение водкой и пивом. Выпить означало решить дело окончательно и бесповоротно. Отец юной красавицы обносил всех сидящих за столом водкой или вином, угощал каждого из одного стакана, причем каждый раз он должен был выпить из него первым.

После подобных свадебных обрядов с водкой, хлебом, пирогами, начиналось взаимное угощение, причем родня вместе не сидели еще за одним столом. Устраивались параллельно два стола или угощение происходило по очереди. Сначала родственники с мужской стороны угощали родственников с женской стороны, а затем наоборот. За “жениховым столом”, когда угощение шло от его родни, размещались в следующем порядке: в углу, под образами, — родители будущей жены; справа — вся мужская родня по старшинству и степени родства, а с левой стороны от матери — сестры и другие женщины с её стороны. Молодая пара за этим столом не сидела, их угощали отдельно.

За “невестиным столом” почетные места занимала новая родня, а по левую руку от свекрови могли сидеть сами молодые. Незамужних дивчин, даже если они относились к самой близкой родне, за столы вообще не сажали. Считалось, что “однокоски” недостойны сидеть вместе с остальными за столом. Угощение девицам делали после ухода суженого или на другой день.

После рукобитья девушки под окнами или в доме снова заводили песни. После взаимного угощения водкой или вином просватанную девушку называли “невестой” или “сговоренкой”, а парня — “женихом”. Такие обряды, как обмен хлебами или пирогами, питье водки, приравнивались к юридическому признанию договора на брак. Отказ кого-либо от свадьбы уже был невозможен. С этого момента для них устанавливался целый ряд запретов, например, запрет на посещение беседы, запрет на место за общим столом и особый запрет на место в красном углу. Будущие муж и жена могли сидеть за столом и публично есть только в присутствии гостей своей возрастной группы, но и в этом случае для неё сохранялся запрет на пищу, приготовленную в доме жениха. Суженая могла есть пищу только из своего дома — “с кем вместе едят, на тех не женятся, на ком женятся, с теми вместе не едят”. Менялся и внешний вид девушки “сговоренки”. Она носила “печальную одежду” (черную или белую рубаху), без каких-либо украшений, на голову низко повязывала платок (“кукушкой”, “в нахмурочку”), часто темный. Нередко платок не снимали и во время сна и носили до дня венчания.

После Богомолья (рукобитья) невеста одна или с подругами начинала причитать. Причетам и песням все девушки учились с детства, от старших. Песни и причитания передавали тревогу и беспокойство за будущую семейную жизнь.

 

Подготовка к свадьбе

Нижегородский обычай богомолье фотоВ предшествующий период подруги помогали девице готовить приданое: вышивали полотенца, подзоры, вязали кружева. Почти каждый день ее навещал жених. В качестве подарков он приносил разные лакомства: сладкий пирог, пряник, конфеты. Пирог с ягодами или изюмом украшали разными узорами из полосок теста. Посылался и ответный подарок. Кроме приданого, она должна была подготовить и дары, которыми она одаривала всех представителей возможной родни и многих участников обряда (сваху, дружку и других). В это время в доме постоянно звучали песни, где главными темами было то, как хорошо жилось у батюшки и какая тяжелая жизнь ждет на чужой стороне. Ни один девичник не обходился без обоюдных подарков.

Когда было закончено с приготовлением приданого и даров, накануне свадьбы обязательно в доме невесты проводили девичник, а в доме жениха — мальчишник. Это был последний день и последняя ночь пребывания в доме родителей. Этот день был особенно тяжелым для нее. Она прощалась с домом, с подругами, с вольной девичьей жизнью. Переход “из девиц в молодухи” происходил постепенно, но кульминационным его моментом был мотив потери красоты-воли. В зависимости от местной традиции в роли красоты могла выступать коса, деревце (елочка или березка), лента, девичья повязка.

Во многих районах в день девичника топили баню, где невеста мылась со своими подругами. При этом звучало много песен и причитаний, объединенных единой темой — расставанием с девичьей красотой, и мытье в бане расценивалось как ее утрата (смывание).

Перед тем как вести молодую в баню, ее сажали посередине комнаты под матрицей на квашню, покрытую шубой, и расчесывали ей волосы, первыми расчесывали подружки, а потом родные. Кто расплетал косу, тот и брал ленту (аналог свадебного букета на Западе).

В бане девушки мылись вместе. В одних районах, когда вели будущую жену в баню, перед ней несли наряженный лентами веник, в других – прутиками от веника вершили дорожку, то есть разбирали веник и втыкали прутики по его краям.

Невеста, выходя из бани, передавала веник подруге, а та через плечо бросала его на крышу. Гадали таким образом: если не дай Бог веник упадет комлем к церкви, то значит, девица скоро умрет. После этого снова начинались причитания.

После бани продолжался девичник, где сестры и подруги расчесывали ей волосы, заплетали и расплетали косу. Происходило обращение к сестре или к подруге, которую тоже скоро будут сватать, и передавалась лента, косник или девичья повязка. Часто подобный подряд происходил и утром перед венчанием. Под венец девушка шла с распущенными волосами, но сразу же после венчания, обычно в церковной сторожке, ей заплетали две косы, укладывали их на голове и надевали женский головной убор.

 

Свадьба

Праздник по старинным русским обычаям примерыВо многих районах за несколько дней до неё варили пиво. “Заварить пиво или брагу” — означало в народе “готовиться к свадьбе”. Если невеста не хотела выходить замуж, то во время приготовления пива она пробиралась на пивоварню и старалась залить огонь или перевернуть пивоваренный чан. На пиво часто загадывали — “если пиво праздничное сварится удачно, то жизнь молодых будет счастлива”. Такой напиток не давали пить посторонним до совершения брака, чтобы они не испортили жизнь молодых.

Накануне дня венчания в доме девушки и в доме парня собирались родственницы, и специально приглашались опытные женщины для приготовления угощений на стол. Среди обязательных угощений особое место отводилось свадебному хлебу, который в разных районах различался по названию и внешнему виду. В начале XX века повсеместно в городах и на окраинах чаще можно было встретить в качестве такого сдобного изделия уже покупные пряники, которые затем уступили свое место тортам. В конце XIX в. в торговой части многих провинциальных городов России, в особых пряничных рядах, в зимний мясоед, от Крещения до Масленой недели, когда происходила большая часть крестьянских женитьб, можно было купить разнообразные пряники, специально приуроченные к этому дню.

Вот как выглядел “сговорный пряник” из Ростова Ярославской губернии. Это большая коврижка (50 х 31 см) из пряничного теста, около 9 см толщиной, на которой на деревянных тычинках были укреплены фигуры из теста. Одни — мужчины и женщины высотой 20—17 см (четыре пары) — были изготовлены при помощи пряничных досок, другие — 6 елочек, 6 звезд и одно зеркало (небольшое зеркальце в раме из теста) — вырезаны ножом. Все фигуры были украшены бантами из разноцветной фольги, на женских фигурках головные уборы и низ платьев покрыты сусальным золотом, у мужских фигур были позолочены шляпы, галстуки и пуговицы. Цепочки для часов изготовлены из золотой канители; концы лучей у звезд и ветвей у елок были позолочены. Зеркало было убрано полотенцем, вырезанным из белой папиросной бумаги. Фигуры людей образовывали группу вокруг зеркала на фоне звезд.

Утром невесту навещал кто-нибудь из родни жениха (брат, дружка) и вручал её ценный подарок, состоящий из белил, румян, серег и зеркала и гребня. Молодая обязательно отдаривала их. В это время как в обоих семьях проходили большие приготовления, собиралась вся родня. Каждая семья обязательно приносила с собой хлеб или другие угощения. Мать и сваха одевали парня для поездки за своей девушкой: “Его матушка снаряжала, Его черные кудри расчесывала, Ему кунью шубу надевала”. Гости рассаживались за столом. Отец и мать благословляли сына “ехать в путь-дороженьку — за своей за суженой”. Посидев за столом, участники свадьбы вставали, обходили один или три раза стол и отправлялись в путь. Перед отъездом ему пели песни с наставлениями о том, как себя вести.

После родительского благословления доброго молодца выводили во двор и сажали в сани. Лошади были украшены лентами и бубенцами. Родители с иконой выходили во двор и обсыпали весь поезд хмелем.

Молодая в свою очередь ждала жениха в своем доме, где ее одевали подвестницы, как правило, подруги. Чтобы сглазу да нечистой силы не было, её рубашку закалывали крестом (в подол иголки крест-накрест втыкали), в карман клали наперсток. Девушку обязательно закрывали с головой большим платком.

После этого выезжал поезд с гостями. Когда они подъезжали к заветному девичьему двору, подружки запирали все двери. Гости стучали, просили отпереть. Подруги кричали: “Мы невесту даром не отдадим”. На денежный откуп они говорили: “Мало”, — тогда еще подавал. Был обычай и дорогу перекрывать, пока не давались деньги на вино. В другой деревне этого же района подобный торг происходил еще за столом между дружками и братом девицы. После торга, когда брат считал выкуп достаточным, он выходил из-за стола. Во время свадьбы большое количество диалогов ведет дружка, который должен был досконально знать приговоры, весь ритуал ведения свадебного обряда, быть находчивым импровизатором, речистым собеседником, должен обладать и большой внутренней силой, желательно даже колдовской, чтобы противостоять тем, кто хотел бы испортить веселье.

Невесту перед отправлением в церковь родители благословляли хлебом с солью и иконой. Когда её выводили из-за стола, она тащила за собой скатерть, чтобы незамужние ее подруги вышли замуж.

 

Праздничное застолье

Старинная русская традиция сватовстваПриехав из церкви, все гости занимали места за столом, молодые сидели в красном углу. Через некоторое время их уводили в горницу, чулан, где для них была приготовлена специальная еда. Часто молодой муж кормил жену пирогом, привезенным из своего дома, а она кормила мужа своим пирогом — из своего дома. Предполагалось, что эта еда соединит молодых.

Публичное принятие пищи молодыми за общим столом происходило уже после “окручивания” то есть переодевания молодой в женский наряд. В качестве первой еды молодым подавали кашу, хлеб, пирог, мед, молоко, яйца. Пить они должны были по очереди из одного стакана, есть одной ложкой, из одного блюда, а также есть хлеб или пирог от одного куска.

Большое свадебное застолье — “княжий стол”, “красный стол”, “большой стол”, “даровой”, “каравайный обед” — начиналось лишь после приезда родни молодой. Такой стол устраивали вечером в день бракосочетания или на другой день. Вкуснейшие столы устанавливали вдоль лавок “глаголем” или ставили два стола поперек половиц, между ними оставляя промежуток. Молодые сидели в красном углу, для остальных соблюдалось четкое разделение на мужские и женские места, обязательно в строгой последовательности родства. Часто для новобрачных ставился специальный стол под матицей.

Приготовлением еды занимались исключительно женщины и обязательно — замужние. Выносили к столу, делили и раздавали угощения главные чины на свадьбе — дружка, тысяцкий и др. Подавали угощения в строгом порядке: холодное (окорок, голова баранья, студень), горячее (похлебка из гусиных потрохов), жареное (плечо, середка, поросенок, гусь), каша, пшенник, сальник, сладкий пирог, пряник. Кульминационными моментами трапезы были деление и раздача каравая и подача к столу “горячего”. Хвалил каравай дружка. Первую долю от свадебного хлеба получали молодые, чаще это была середина. Одна половина делилась между родственниками жениха, а другая — между родственниками невесты. Все, чем был украшен каравай, делилось между девушками.

Раздача “горячего” сопровождалась обычаем целоваться во время пира. По народным представлениям горячая пища, с огня, безопасна сотрапезникам (она очищена) и обладает особой оплодотворяющей способностью.

 

Второй день

В день свадьбы привозили приданое. Утром, на второй день, когда будили молодых, били горшки, бросали деньги, солому, сор и заставляли невесту мести пол. Мели обязательно поперек половиц, к печке. В этот же день делали “мягкий стол”. Свекровь выносила к столу горшок с кашей с криком: “Ой, жарко, жарко!” Невестка должна была подарить ей отрез на платье или платок.

В Костромской области был распространен обычай “чернить” молодых — пачкать лица сажей. Свахи, держа в руках полотенце и миску с водой, помогали им умыться. Гостей тоже старались вымазать сажей и тогда их умывали молодые и брали за это выкуп. В некоторых деревнях на второй день по улице ходили ряженые. Здесь было много озорства, шума и веселья.

На второй или третий день свадебные застолья продолжались в доме родителей молодой. Хлебины, отводы, яичница, к теще на блины — так в разных районах называли эти столы. Как уже видно из названий, непременными угощениями были блины или яичница. Их готовила теща для своего зятя. Если его избранница была девственницей, он осторожно отрезал кусочек от края яичницы или блинов, а тещу одаривал деньгами. Если же теща “не сумела сохранить дочь”, зять вырезал круглое отверстие в яичнице или блинах, и угощение с позором уносилось обратно.

После свадьбы женщины деревни приглашали молодуху на “обсидки”. “Приходи к нам на обсидки, мы принимаем в свою компанию”. Вечером молодуха брала вино, тарелку студня и угощала женщин.

В течение года, по большим праздникам — на Масленицу, Пасху — в субботу и в Фомино воскресенье, в Петров день молодожены посещали родителей молодой и семьи других родственников, которые были у них на женитьбе. Молодожены обязательно должны были привозить в качестве подарков угощения (позже стали дарить какие-то вещи: платок, полотенце и т.п.). Угощения или подарки — это своеобразный выкуп, который должен был заплатить мужчина общине, откуда взял себе жену.